Свидание

 

Свидание




Свидание

Я открыл глаза и увидел, что за окном поздний солнечный день. Вот я спать! Бессонные ночи, проведённые в работе, сказываются. Сладко зевнув, я потянулся и откинул одеяло. Вставать жутко не хотелось! Я переборол в себе эту слабость и поднялся с кровати... Подошёл к окну, распахнул его и высунулся на улицу... Ветер обрадовано подлетел ко мне и растрепал тёмные короткие волосы... Солнце поселилось на плечах и тепло пригрело...

В квартире была, на удивление, тишина... Побродив по комнатам, я обнаружил только кота, мохнатого и рыжего, который, сладко растянувшись, дремал в кресле. Я быстро позавтракал, почесал коту тёплое растрепанное пузо, от чего он довольно замурлыкал, оделся и выбежал на улицу... Сидящие около подъезда бабушки с удивлением посмотрели на меня, ведь я был одет нарядно. Сегодня же не просто летний день, сегодня же Праздник!
Надеюсь, что мне удастся сделать ей сюрприз! Может, она закрутилась в суматохе буден и выпустила из вида... Вот удивится!!!

Я специально отменил все дела сегодня, чтобы посвятить этот день целиком и без остатка ей.

Я весело шагал по улицам, заходя в магазины... Я искал... Искал что-то особенное. Удивительное. Как она. Для неё. Ничего не подходило. Моё настроение совсем от этого не падало, я знал, что найду. Обязательно. И нашёл! В маленьком магазинчике, который находится на какой-то маленькой узенькой улочке...

Я сразу обратил внимание на эту вещь. Она была великолепна. Небольшая серебряная брошь в форме взлетающей птицы... Эта брошь была ручной работы, в ней словно были сосредоточены вся любовь и нежность мастера. Маленький сверкающий камешек замер на крыле этой птицы. Продавец сказал, что это александрит. Он меняет цвет в зависимости от освещения, погоды и настроения.

И тут я понял, что это идеальный подарок для неё. Для Гали. Для моего Галчонка. Для моей маленькой хрупкой Птицы с белыми сверкающими крыльями и сильной Душой... Эта брошь словно является отражением её натуры. Она хрупка и свободолюбива, как птица. Её руки нежны точно дрожащие перья расправленного крыла. Её глаза меняют свой цвет от светло-серого до тёмно-синего в зависимости от настроения. Она независима, легка, грациозна, добра и... она нужна мне. Я просто не смогу без неё.

Расплатившись, я вышел на улицу, держа в руках маленькую мерцающую, рвущуюся в небо, птицу. Настроение моё лучами ослепляющего солнца запрыгало по крышам и домам этого маленького города... Время приближалось к вечеру. Скоро наша встреча! Я вышел на длинный-длинный проспект, названный в честь политического лидера и заскочил в подъехавший автобус. За цветами!

Автобус, переминаясь с ноги на ногу, плыл по дороге. Я стоял и смотрел в окно и счастливо, может и глупо, улыбался. Улыбался птице, лежащей в кармане, улыбался кондуктору с грустным лицом и вдруг ожившими от моей улыбки глазами, улыбался ребятишкам, проезжающим в соседнем автобусе и приклеившимся к задним окнам, улыбался мужчине в сером плаще, стоящему рядом, а он как-то странно смотрел на меня и почему-то не улыбался, улыбался небу и облакам, расплывающимся от ветра, улыбался ей, улыбался себе, улыбался всему Миру.

Вдруг автобус резко дёрнулся, старчески закряхтел и остановился... Люди суетливо завертели головами, послышались чьи-то громкие недовольные голоса. Я отвернулся от окна и посмотрел в салон... Кондуктор говорила о чём-то с водителем, затем эта женщина в розовой, похоже очень старой, кофте, с кожаной потёртой сумкой на шее и ожившими от моей улыбки глазами обратилась к пассажирам с просьбой: спокойно выйти из автобуса, так как он сломан. Кто-то завозмущался ещё громче, человек в сером плаще, фыркнув, сообщил, что это всё власть виновата, что это она, окаянная, не хочет обеспечить граждан нормальным транспортом, кто-то поторопился к кондуктору забирать деньги за билет.

Я смотрел на всё это и мне почему-то стало смешно! Быстро выскочил из заболевшего автобуса и направился к автобусной остановке. Постепенно туда подтянулись остальные. Ещё где-то слышались недовольные, звенящие фразы.

Это всё власть виновата – говорил человек в сером плаще. Я улыбнулся. Автобуса не было почему-то. Я спросил у рядом стоящей девушки, который час. Оказывается, что уже без пятнадцати девять. А магазин цветов работает до девяти. Я быстрым шагом направился по дороге, понимая, что автобус ждать бесполезно, а маршрутки вымерли где-то в пути, словно мамонты.

До заветной цели было ещё метров двести. Я спросил время. Девять. Ровно. Я побежал. Двери магазина были закрыты, свет внутри не горел. Я глубоко вздохнул, поборов зарождающееся отчаяние. Только здесь в это время года можно было найти её любимые цветы. Я не помнил их название. Очень уж у меня голова дырявая. Но я точно знал, что она называет их маленькими подсолнухами, они и впрямь были копией рыжих солнц в миниатюре. Вдруг я заметил девушку, отходившую от магазина. Я догнал её, она и вправду оказалась продавцом. Я начал просить её, чтобы она продала мне цветы. Девушка долго думала, с подозрением глядя на меня, но потом от чего-то улыбнулась и пошла к магазину. Я радостно, вприпрыжку побежал следом. Наверное, она увидела в моих карих глазах настоящее желание сделать приятное своей Любимой.

В салоне влажно пахло цветами, я стоял и вдыхал этот запах всей грудью. Продавщица остановилась в центре магазина и пристально смотрела на меня... Она, наверное, думала, что я сумасшедший. Нет, я счастливый.

Я попытался объяснить ей как выглядит то, что я ищу, энергично размахивая рукам. Она улыбнулась, поправила рукой выбившуюся каштановую чёлку и указала на цветы, стоящие чуть поодаль всех...

Маленькие рыжие солнца.

Герберы – так они называются, сказала девушка.

Интересно, а Галя знает их название или она просто помнит, что это солнца в миниатюре.

Я улыбнулся, подумав про Галю.
- Мне, пожалуйста, семь штук – радостно сообщил я.
- Хорошо – ответила мне девушка и пошла к вазе, в которой стояли цветы.

Я полез в карман за портмоне, но его не было. Я посмотрел в пиджаке, брюках – везде, но тщётно. Паспорт был, а кошелька – нет. Девушка стояла и подозрительно, с опаской смотрела на меня, держа в руках подсолнухи-герберы.
- Я вынуждена проводить Вас из магазина, если Вам нечем расплачиваться.
- Нет, подождите, пожалуйста. У меня есть деньги, были.

Я начал вспоминать вслух: купил брошь, вышел на проспект, сел в автобус, автобус сломался, на остановку, пешком сюда... Так. Автобус, в автобусе... Человек в сером плаще, который всё властью был недоволен. Он вытащил у меня кошелёк. Я хлопнул себя по лбу...
- Девушка, пожалуйста, выручите меня, у меня свидание, а я не могу прийти на свидание без цветов, давайте я оставлю Вам в залог паспорт, а завтра утром привезу деньги...

Девушка долго смотрела на меня и никак не могла решиться, а потом вдруг рассмеялась и сказала:
- А была, ни была, чёрт с Вами, давайте... Только я открываюсь в девять, привезите деньги до открытия.
- Да, хорошо, конечно.

Я радостно закивал головой, словно китайский болванчик. Взял в руки цветы и побежал к выходу, но вдруг остановился, развернулся и громко расцеловал девушку в обе щеки.
- Спасибо Вам!

Она засмущалась, покраснела и робко поправила выбившуюся чёлку.
- Удачи! И знаете что? Очень жаль, что на свете так мало людей способных ради Любви на подвиги, хоть и маленькие. Вашей Даме очень повезло, так и скажите.
- Спасибо! Скажу! Обязательно!

Я со смехом побежал к выходу, ещё чуть-чуть и я начну опаздывать...

До нашей встречи я добежал за 15 минут. Электронные городские часы показывали девять сорок пять. Вовремя. Я начал делать глубокие вздохи, чтобы остановить разбегающееся сердце...

Где-то вдали загремел гром, а по небу побежали серые хмурые тучи...

Галя опаздывала. Она, в общем, была пунктуальным человеком, но всегда опаздывала, то у неё лифт сломался, то позвонил кто-то, то бабушку через дорогу переводила, то луна соскочила с небосклона, а ей нужно было держать её до приезда спасателей.... Я знал эту её черту и готов был ждать. Я готов был ждать её всю жизнь!

Вдруг на землю, искрясь, словно новогодние игрушки, посыпались бусинки дождя... Они тёплыми струями падали и падали, раскатываясь по земле. На тротуаре начали образовываться лужи, которые пенились и пузырились. Дорога стала похожа на чёрную глянцевую фотографию, с изображением хмурого летнего неба.

Я стоял под козырьком, а вода капала с моих волос, попадая прям за воротник...

Дождь барабанил по крышам домов и шелестел в листве...

И тут я увидел её!
Она маленькими перебежками пробиралась ко мне по лужам, держа над головой какой-то пакет... Длинные светлые волосы, мокрыми лентами липли к её лицу.

И она улыбалась!
Я, забыв обо всём на свете, выскочил из-под козырька и побежал ей на встречу. По лужам, которые разлетались в разные стороны от моих шагов. Она остановилась и начала смеяться, подставляя лицо струям тёплого дождя... Я подбежал к ней и сразу поцеловал. Я так соскучился! А потом подарил цветы. Она обняла меня крепко-крепко и поцеловала в ответ. Так мы и стояли, обнявшись под летним дождём...

... Дождь кончился, и мы, чуть подсохнув, пошли-таки в ресторан, где я заказал столик. Цветы сразу поставили в вазу. Официант откупорил бутылку шампанского и сказал, что главное блюдо сейчас подадут.
Мы подняли бокалы, и я взял Галину руку:
- Галчонок мой! Я хочу сделать тебе один подарок.
- Олег, родной! Ты сам большой подарок! Самый нужный!

Она ласково улыбнулась.
- Вот-вот и продавщица цветов так сказала и сказала, что тебе очень повезло.

Я спрятал самодовольную улыбку, от чего, наверное, стал похож на кота, обожравшегося сметаны. Она только тихо сказала:
- Я знаю - и от этого мне хотелось её расцеловать – так про что ты там говорил, про подарок?!

Она лукаво сощурила глаза, и мне захотелось расцеловать её ещё больше.
- Да-да! Я хотел, хочу то есть, подарить тебе одну вещь, я, как только её увидел – понял – это твоё.

Галя нетерпеливо, как ребёнок, наклонила голову, от чего её ещё слегка влажные волосы скользнули по чёрному трикотажному платью и легли на плечо...

Я достал мерцающую брошь...
- Знаешь, я всегда говорил тебе и повторю снова, мне кажется, что ты похожа на Птицу: так же легка и свободолюбива и поэтому...

Я протянул ей брошь на ладони, ей было не очень видно, и она даже слегка привстала на стуле. Я видел как расширяются её зрачки, так было всегда, когда в её душе загоралось удивление. Она дрожащей рукой взяла брошь и посмотрела на меня. У неё удивительные глаза. Я всё понял. Ей очень понравилось. Она не ожидала! Это фантастически красиво. Просто необыкновенно!

Она соскочила со своего место и крепко меня обняла...
- Спасибо, Олег! Мне очень-очень понравилось! Приколи, пожалуйста...

Она протянула мне брошь. Я аккуратно, боясь поранить, приколол взлетающую птицу к Галиному чёрному платью и снова понял: я не ошибся! Это действительно то, что надо!

Брошь великолепно сочеталась с платьем, с волосами, с ней самой... Галя коснулась птицы пальцами, и в её глазах зародился какой-то немой трепет...
- Ты удивил меня! Но ты тоже удивишься!
- В смысле?
- Сейчас поймёшь!

Она подошла к своему стулу и открыла сумку...
- Говорят, что у безумцев или гениев мысли схожи... Кто мы? Не знаю, да это и не важно, а главное...

И она достала из сумки длинный полосатый шарф, связанный из нереально ярких, тёплых ниток.
- Желаю тебе не болеть, не простывать после таких вот прогулок под дождём.

С этими словами она накрутила шарф мне на шею, а я сидел и не мог вымолвить ни слова. Шарф уловил Галин запах и сейчас бесстыдно его расточал. Я потрогал тёплые нити и поднял глаза на Галю:
- Спасибо тебе, Галчонок! Теперь я никогда не простыну.
- Ведь это не просто шарф... - она взялась за один из разноцветных краёв – это шарф с моей меткой – и она показала маленькую птицу, вышитую на краю шарфа. Ты вот говоришь, что я на птицу похожа, свободу люблю, люблю да, может и похожа, согласна, а вот этим подарком хочу показать тебе, что я Твоя. Твоя Птица. Только для тебя я летаю. Благодаря тебе.
- Галчонок, любимая! Спасибо!

Она села ко мне на колени и я почувствовал, что я по-настоящему счастливый человек! Очень счастливый!

... Чуть позже мы поужинали, я рассказал ей свои приключения, и мы пошли танцевать. Зал ресторана уже был почти пуст, только уставшие музыканты бренчали сами себе какую-то музыку, а, увидев нас, ожили и заиграли красивую медленную мелодию. Мы кружились по залу, оба закутанные в яркий полосатый шарф с маленькой птицей, присевшей на краешек.

Это и есть Счастье! Просто танцевать с любимым человеком, просто держать её руку в своей, сердцем чувствую, что вы удивительно подходите друг другу, что вы и есть те самые половинки одного целого. Те самые половинки, которые кто-то когда-то разделил по ошибке...

... Время плавно катилось к полуночи. Мы вышли из ресторана, держась за руки...
- Галя! Можно я провожу тебя домой?

Она шла, накинув на плечи мой пиджак.
- Ты ещё и поцелуя на прощание попросишь, да?

Она привстала на цыпочки и притянула меня к себе с помощью полосатого шарфа, согревающего мою шею.
- Да!

Нахально ответил я и поцеловал её в губы.
- Глупенький! Мы же вместе с тобой живём. У нас с тобой один дом!

Я взял её улыбающееся лицо в свои ладони и, заглянув в её удивительные голубые глаза, тихо серьезно сказал:
- Знаешь, я уже 30 лет не могу поверить, что в моём доме, со мной, живёшь ты. Моя маленькая Птица. Моя Жена.


Создан 16 дек 2006



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником